Über den Tellerrand

https://www.aktion-deutschland-hilft.de/

Владимир Зеленский: "Когда Украина с тобой, ощущаешь уверенность"

Владимир Зеленский: „Когда Украина с тобой, ощущаешь уверенность“

Президент Украины Владимир Зеленский о своей жизни в качестве главного врага Путина в осажденном Киеве, о борьбе за свободу украинцев и о том, что Западу еще необходимо сделать для того, чтобы защитить Украину.

„Когда Украина с тобой, ощущаешь уверенность“ – Seite 1

Lesen Sie dieses Interview auf Deutsch

Read the English version of this interview

Lisez l’interview en français

DIE ZEIT: Господин президент, по данным украинской армии, российские войска готовятся штурмовать столицу Киев. Считается, что главная цель — найти и убить Вас, президента Украины. Как вы защищаете себя?

Владимир Зеленский: Я рядом со своим народом. Это лучшая защита для меня. Когда Россия готовила вторжение, Путин не ожидал, что украинцы будут давать столь решительный отпор. И не только малая часть населения, а весь народ. Кремль не рассчитывал на то, что эта война станет для нас такой же отечественной, как та, которую Советский Союз вел против Гитлера. Люди Путина просто не знают Украины. Но мы такие. Когда Украина с тобой, ты ощущаешь уверенность. Это такой принцип, которым следовало бы руководствоваться многим на Западе.

ZEIT: Как вы считаете, почему вы для Путина — враг государства номер один?

Зеленский: Он так воспринимает реальность. Когда его люди смотрят на государство, они не видят народа.

ZEIT: Что вы имеете в виду?

Зеленский: Они видят главу государства, видят политиков, видят олигархов. Российская сторона надеется, что им удастся всех либо купить, либо запугать. Но поскольку они поняли, что со мной это не работает, они мне угрожают. Это шито белыми нитками.

ZEIT: В каких условиях вы живете сейчас?

Зеленский: Наверно, вы сами можете догадаться: сплю очень мало, пью кофе в чрезвычайно больших количествах, провожу множество совещаний и переговоров. Просто занимаюсь невероятно большим количеством дел, необходимых для защиты и спасения моего народа.

ZEIT: Данное интервью проиходит в письменной форме. С вашим пресс-центром можно связаться только по WhatsApp, по телефону просят не звонить. Видимо, опасаются, что российская сторона сможет установить ваше местонахождение.

Зеленский: Мое местонахождение в Украине, в Киеве, это не секрет. Об этом знают 40 миллионов граждан нашей страны.

ZEIT: США предложили помочь вам покинуть страну. Вы рассматривали такой вариант?

Зеленский: Нет. Американцы недооценили меня. Я останусь со своим народом.

ZEIT: Многие украинские мужья отправляют своих жен и детей на Запад. Как обстоят дела с вашей женой и вашими детьми?

Зеленский: Моя семья находится в Украине. Прошу с пониманием отнестись к тому, что больше информации на этот счет я предоставлять не хотел бы.

ZEIT: Уже неделю наблюдается продвижение 60-километровой колонны бронетранспортеров, артиллерии и грузовиков длиной, которая идет со стороны Беларуси на Киев. В настоящий момент многое указывает на то, что этот конвой остановился и существенно пострадал от украинских атак. Однако похоже, что все-таки подтягивается подкрепление. Возможная цель — осада столицы, истощение горожан путем длительного обстрела с целью вынудить таким образом капитуляцию Украины. Вы боитесь сражения в условиях окружения?

Зеленский: Нет, мы не боимся. Мы уже показали миру, что мы способны обороняться. А раз вы заговорили о страхе, то должен вам сказать: это не мы должны бояться, а политики всего мира. Я имею в виду всех тех, кто сейчас смотрит на Украину и думает: а что, если произойдет такое же вторжение в моей стране? Ведь то, что Россия делает сейчас в Украине, другие государства захотят повторить в отношении своих соседей. Поэтому оборона Украины и помощь Запада на самом деле являются глобальной антивоенной акцией. Все потенциальные агрессоры мира должны знать, что их ожидает, если они начнут войну.

ZEIT: Как долго Киев сможет противостоять осаде?

Добровольцы готовят Коктейли Молотова на западе Киева 4. марта 2022 года.© Raphael Lafargue/​ABACAPRESS/​ddp images

Зеленский: Российские войска должны были занять Киев в первые дни войны. А где они сейчас? Украина защищает свою государственность. Мы боремся за то, чтобы такое государства, как Украина, могло существовать на политической карте мира. Независимое государство многонационального украинского народа.

ZEIT: Запад поддерживает Украину, поставляя оружие. США координируют совместные усилия 22 стран. Наряду с Соединенными Штатами, предоставившими Украине в прошлом году военную помощь в размере более 1 миллиарда долларов, европейские страны поставляют противотанковые ракеты, переносные зенитно-ракетные комплексы Stinger, топливо, боеприпасы, автоматы и продовольствие. Германия, к примеру, поставила 1000 единиц противотанкового оружия и 500 ракет земля-воздух типа Stinger. Но дойдет ли эта военная помощь вовремя?

Зеленский: Это хороший вопрос, который я хотел бы немного расширить. Еще несколько месяцев назад, когда еще не было войны, все видели, что готовится вторжение. Российские войска стояли на нашей границе. Я просил тогда о введении санкций против России, чтобы Путин даже не помышлял о нападении. Этого не было сделано. Я просил помочь Украине с целью обеспечения нашей безопасности. И это тоже не было сделано. А теперь на территорию нашей страны вторглись российские войска. Они уничтожают наши города и расстреливают беженцев на улицах. Вы понимаете? Они убивают даже беженцев. Их ракеты попадают в жилые дома, в университеты и церкви. Это — варварство. Да, мы получаем оружие. Но очевидно, что нам нужно больше, потому что это варварство не прекращается.

Беженцы из Ирпеня, 30 километров от Киева, 8. марта 2022 © Wolfgang Schwan/​Anadolu Agency/​Getty Images

ZEIT: Господин Зеленский, вы еврей. Какова была ваша реакция, когда президент Владимир Путин объявил о том, что нужно спасти население республик Донбасса от геноцида и освободить Украину от господства „нацистов“?

Зеленский: Я думаю, что президент России редко общается с честными людьми. И то, что он слышит от своих людей, или то, что он читает в приносимых ему папках, мы можем услышать и от него.

ZEIT: Были ли вы тем не менее удивлены тем, насколько далеко Путин готов идти?

Зеленский: Сам акт вторжения не был неожиданным для меня. Поразила его жестокость. То, что российские солдаты совершают по отношению к гражданскому населению, для меня непостижимо. Ни бомбы, которые они бросают на жилые дома, ни ракетные системы, которыми они обстреливают жилые районы. Это — военные преступления.

ZEIT: Тысячи мирных украинских жителей, как мужчины, так и женщины, идут в бой. У мужчин даже нет выбора. Разве имеет смысл направить неподготовленных людей на войну против профессиональных солдат?

Зеленский: Когда приходится оборонять не только одну область, а целую страну, то делается это по мере возможности. У нас меньше солдат, чем у России, у нас меньше оснащения и меньше ракет. Но у нас есть то, чего нет у них: людей, действительно ценящих свою свободу и готовых бороться за нее. Поэтому эта война и стала народной войной, в которой каждый человек выполняет определенную функцию. Особенно, что касается территориальной обороны.

„Угроза ядерной войны – это блеф“

ZEIT: Запад ввел обширные санкции против России. Они достаточны?

Зеленский: Если бы санкции были достаточными, наступление бы уже закончилось. Но нефть и газ из России продолжают покупать. Западные предприятия все еще остаются под различными предлогами на российском рынке. Да, санкции введены, и мы благодарны за это. Но мы подверглись нападению, напоминающему худшие времена Второй мировой войны. Поэтому необходимо дальнейшее ужесточение санкций против России.

ZEIT: Какие меры, по вашему мнению, были бы еще целесообразны?

Зеленский: Если говорить о санкциях, то в первую очередь речь идет об экспорте нефти, нефтепродуктов и газа. Необходимо закрыть российским судам доступ к международным портам. Необходимо, чтобы транспортные компании прекратили отправление и принятие товаров в Россию и из России. Отключение всех банков от системы SWIFT, причем без действующих сегодня исключений. Это то, что можно сделать конкретно. Если это не будет осуществлено, то вам придется сделать еще больше, чтобы защитить балтийские государства, Польшу, Молдову, Грузию и всех остальных соседей России от вторжения. Кроме того, очень важно, чтобы страны Запада наконец приняли решение в отношении введения гуманитарной бесполетной зоны над Украиной.

ZEIT: Запад не может ввести бесполетную зону, потому что тогда пришлось бы сбивать любой российский самолет над Украиной. Что означало бы, наверно, начало третьей мировой войны.

Зеленский: Можно было бы предоставить нам боевые самолеты и системы ПВО, чтобы мы сами могли защитить свое небо.

ZEIT: Вы считаете реально возможным, что Путин прекратит военные действия под экономическим давлением?

Зеленский: Пока Запад еще не оказал такого экономического давления, которое позволило бы говорить о такой возможности.

Владимир Зеленский говорит с журналистами в секретном месте в Киеве, 1. марта 2022. © [M] Umit Bektas/​Reuters

ZEIT: Переговоры украинских делегатов с представителями России продолжаются. Вы серьезно относитесь к этим переговорам?

Зеленский: Украина всегда предлагала России переговоры, в конечном итоге — мир. Мир — это то, что нас больше всего интересует. Но чтобы относиться к переговорам серьезно, мы должны увидеть результат. Пока я его не вижу.

ZEIT: Путин угрожает Западу ядерной войной в случае вмешательства в конфликт. Вы считаете это возможным?

Зеленский: Я считаю, что угроза ядерной войны — это блеф. Одно дело быть убийцем, другое — самоубийцем. Любое применение ядерного оружия влечет за собой гибель всех сторон, не только того человека, который его применяет. Угроза Путина скорее показывает его слабость. Ядерным оружием угрожают только в том случае, если все остальное не сработало. Я уверен, что Россия осознает катастрофические последствия попытки применения ядерного оружия.

ZEIT: В 1994 году Украина добровольно отказалась от своих запасов ядерного оружия. За это Российская Федерация, Великобритания и США обязались гарантировать суверенность вашей страны. Было ли подписание этого меморандума исторической ошибкой?

Зеленский: Ошибка состояла в том, что стороны, подписавшие Будапештский меморандум, нарушили его положения. Если бы „Будапешт“ работал, можно было бы сказать всем странам, желающим иметь ядерное оружие: вот гарантии безопасности, так что и не думайте о ядерном оружии. Нападение Путина, однако, стало сигналом всему миру: никакие гарантии не работают, даже если их подписали самые сильные мира сего. Сама Россия гарантировала нам безопасность. А теперь они пытаются уничтожить нас. Кто в мире еще будет верить в действие договоров? Поэтому жесткое наказание России будет означать восстановление верховенства международного права. Запад может добиться этого.

ZEIT: Кажется, моральный дух российских войск хуже, чем предполагалось. Говорят, что вы предлагаете каждому российскому солдату, сложившему оружие, 40.000 долларов. Предложение пользуется спросом?

Зеленский: Я не могу раскрывать вопросы военной тактики. Но могу сказать вот что: мы уже взяли в плен сотни российских солдат.

ZEIT: Вы подписали официальное заявление с просьбой о принятии Украины в ЕС. Глава Европейского совета Шарль Мишель сказал, что в ближайшие дни в рамках ЕС состоятся консультации по этому заявлению. Что вы ожидаете от присоединения к Евросоюзу?

Зеленский: Украина уже тесно интегрирована в Европейский Союз. Наш народ ценит свободу и демократию. Присоединив Украину, в составе ЕС появится страна, которая упорно борется за свободу, демократию и равенство, а значит — за Европу. А для Украины это будет завершением очень длительного пути в европейское сообщество, частью которого мы исторически являемся.

ZEIT: Всего лишь несколько лет назад, вы жили совершенно другой жизнью, будучи актером и режиссером. Теперь вашу жизнь полностью определяет ответственность за судьбу вашей страны. Вы иногда задаетесь вопросом, какую ношу вы на себя взяли?

Зеленский: Простите, но это странный вопрос. Я просто не могу по-другому. За свободу надо бороться. Всегда. Не играет никакой роли, кем я был или кто я сейчас. Ты должен быть свободным сам, чтобы твои дети и родственники были свободными.

ZEIT: Если Россия захватит Украину, что именно Путин может сделать с вашей страной?

Зеленский: За этим вы можете наблюдать уже сейчас: тот, кто направляет крылатые ракеты на детские сады и жилые дома, способен на любую подлость. Они могут просто уничтожить народ, подобно тем, кто попытался сделать это в иные времена в других регионах мира. Но русским это сейчас не удастся. Украине вместе со всем миром хватит сил, чтобы отразить вторжение.

ZEIT: Считаете ли вы, что Путин имеет виды и на другие страны, например, на Молдову?

Зеленский: Вы слушали заявления Москвы последних лет? Вы там услышали хотя бы одно уважительное высказывание о Европейском Союзе? У вас сложилось впечатление, что Путин признает Европу как равноправную державу? Нет, он хочет разорвать Европу, так же как Украину. Просто послушайте речи российских пропагандистов. Они даже проповеди в церквях читают о завоевании других государств. Молдова, Грузия, Прибалтика. Я уверен, что и Польша под угрозой. По сути весь континент находится в опасности, пока у России есть возможность напасть на другое государство.